mozgosteb (mozgosteb) wrote,
mozgosteb
mozgosteb

Category:

Первая петля: "Кто я?"

Я не могу слышать, когда о детстве или о молодости вспоминают снисходительно, с усмешкой, удивляясь собственной наивности. Детство и молодость – время роковое. Угаданное верно – определяло всю жизнь. И ошибки тех дней, оказывается, были на всю жизнь.
Евгений Шварц

Это первый содержательный пост серии о самоубийственных петлях психики, начатый предыдущей заметкой. И первая петля из дюжины.

Есть такой базовый вопрос “кто я”? Ответы могут быть, например, такие: отец, муж, переводчик, хороший слушатель, начальник, бывалый путешественник, начинающий музыкант, человек без вкуса, скромняга, неудачник, шутник, среднего достатка и т.п. Эдакий набор характеристик, имеющих значение и по отдельности и в совокупности. У взрослого человека с вопросом “кто я” взаимоотношения могут разными. Кто-то уже для себя всё решил. Кто-то в процессе увлекательного поиска ответа. Кто-то махнул рукой и не заморачивается. Но для многих понимание “кто я есть” - это опорное знание, т.е. такое знание, на основании которого выстраивается вся остальная жизнь. Такой человек готов экспериментировать во всём остальном - в отношениях, возможностях, стиле жизни и т.п., но вот кто он такой ему надо знать точно. Это знание - опора, фундамент.

Такие люди - группа риска первой петли. Краткий анамнез попавшихся:
- Болезненная самооценка с перегибами как в завышенное самомнение, так и в самоуничижение
- Тяжкие ощущения и от критики и от похвалы
- Мучительные навязчивые воспоминания о стыдных мелочах
- Скрытность, избегание мыслей и рассказов о прошлом или крайняя избирательность в воспоминаниях
- Синдром самозванца

Здесь, как и во всех петлях, мышление на границе сознания и подсознательный мотив начинают работать друг против друга, постепенно запутывая человека до такой степени, что наивные попытки исправить ситуацию делают только хуже.

Как это происходит, поможет понять импровизированный внутренний диалог:
Подсознание: Кто ты?
Поэт: Я поэт!
Подсознание: Записываю: “поэт”. Потрясающий фундамент! Значит, тебе нужна жизнь поэта и ты хочешь на неё ресурсы подсознания?
Поэт: Всё правильно
Подсознание: А ты талантливый поэт?
Поэт: Ну, вроде талантливый
Подсознание: Записываю: “талантливый”. Ну-ка почитай свои стихи вон той красотке.
Поэт: Зачем?
Подсознание: Ну ты ж хотел себе жизнь поэта? У меня тут записано “талантливый”. Вот и реализуй талант.
Поэт: А вдруг она не любит стихи или вообще не разбирается? А ты себе запишешь, что я не поэт, а дерьмо. Мне такой фундамент не нужен.
Подсознание: Знание что ты не поэт - тоже знание. А мне нужна определённость.
Поэт: Я лучше бабушке своей почитаю. Она мне за всю жизнь слова плохого не сказала.
Бабушка: Потрясающие стихи!
Поэт: Я - потрясающий!
Подсознание: Записываю: “потрясающий и талантливый поэт”. С таким фундаментом не грех и опубликоваться.
Поэт: Что-то я чуть-чуть, самую малость боюсь…
Подсознание: Не понял!? Я тут фундамент твоей жизни строю. У меня записано: “потрясающий и талантливый”, ты что врал и намухлевал с оценкой?
Поэт: Ладно-ладно, публикуюсь
Критики: “Смятое одеяло” прям за душу взяло. А другие стихи пока сыроваты.
Подсознание: Не совсем так, как у меня записано. Кто наврал? Ты или критики?
Поэт: Похоже я…
Подсознание: Что записать-то?
Поэт: Ничего не пиши. Я там вместо фамилии псевдоним указал, так что никто не знает, что это был я.
Подсознание: Зато я знаю. И тебе забыть не дам. Потому что мы тут фундамент строим, основу жизни!
Поэт: Я не хочу разбираться. Все эти переписывания образа слишком мучительны. Запиши, что всё было несерьёзно, я не поэт, просто побаловался и больше не буду.
Подсознание: Да мне пофиг. Записываю: “не поэт”. Будет это частью фундамента. А кто ты тогда?
Поэт: Неважно, никто
Подсознание: ээээ...
Реальность: “Смятое одеяло” заняло 4 место на конкурсе
Поэт: Вау! Да я… Впрочем, какого чёрта! Я же вроде удалил заявку.
Подсознание: Так-так, давай-ка разберёмся. У меня снова надёжность фундамента под вопросом.
Поэт: Я не хочу об этом думать. Можно я просто порадуюсь мимолётному успеху и буду жить дальше, без выставления оценок?
Подсознание: Одурел? Решается твоя судьба! Я тебе спать не дам, пока не разберёмся.
Поэт: А я тебя умотаю и всё равно усну.
Подсознание: А я похитрее тебя буду. Вот тебе томик Цветаевой. Читай.
Поэт: Она супер. А я - говно.
Подсознание: Ты уже столько обманывал, что твоей оценке и твоим рассуждениям я не верю. Найди кого-нибудь квалифицированного и беспристрастного и поставим уже точку.
Поэт: Ладно, только заткнись.
Поэт, репетируя про себя в голове: Товарищ эксперт, у меня тут стихи. Как бы мне так вам их показать, чтобы вы не втоптали меня в грязь? А то злобное подсознание запишет, что я лузер и сделает это опорной информацией :(
Образ эксперта в голове поэта: Унижайся передо мной и я тебя не растопчу!
Поэт: Оцените, пожалуйста, мои стихи “Смятое одеяло”. Хочу знать, полное ли я ничтожество или у меня есть хоть какие-то мизерные шансы…
Подсознание: Зачем ты самые лучшие отдал? Мы так честную оценку никогда и не узнаем.
Эксперт: Ну что вы, очень хорошие стихи. Дерзайте дальше. Если хотите знать, над чем стоит поработать, то…
Поэт: О Боже! Лучшие стихи и всё равно требуют доработки
Подсознание: Цыц, он там что-то важное говорит!
Поэт: Я не слушаю, я уже бегу домой зажав уши
Подсознание: Ничего, я запомнил. Сейчас я тебе прокручу ещё раз и мы спокойно во всём разберёмся. Во первых, ритм…
Поэт: Всё, хватит. Я понял. Кому нужны эти эти эксперты? Разве эксперт может заглянуть в чужую душу? Разве эксперт может сказать, кто я такой?
Подсознание: А кто ты такой?
Поэт: Я - ПОЭТ!
Подсознание: Талантливый?
Поэт: Талантливый!!
Подсознание: Откуда ты знаешь?
Поэт: Мудацкое ты подсознание. Пойду отравлю тебя этанолом.

Всё это похоже на детский сад, если не обращать внимание на несколько моментов:

- Петля формируется аж с детства, то есть много лет. Всё начинается с невинного желания казаться себе хорошим.
- Установка использовать самоидентификацию как “фундамент всего” погребена в подсознании под таким количеством внутренних диалогов, что уже не осознаётся, либо, как минимум, не очевидна. Просто по какой-то смутной причине мозг обращает внимание на любой факт, с помощью которого можно себя оценить. И это невероятно утомляет.
- Просто собрать волю в кулак и порвать петлю, т.е. честно посмотреть на себя, невозможно в принципе. Правда погребена под многолетними завалами психзащит, а нужные воспоминания окружены минными полями из вины и боли и сносят любую трезвую мысль ещё на подступе.

Вот как работает петля у людей в группе риска:

В идеале, я точно знаю, кто я такой, знаю свои силы и слабости, уверен в себе и чужое мнение не имеет надо мной власти. Если я хороший отец, то хороший. Если не очень, то знаю, в чём я плох. Если я профессионал, то чётко осознаю свой уровень. Если бодибилдер, то знаю своё тело от и до. И т.д. Это надёжное знание. Но если я узнаю о себе что-то новое, то честно пересматриваю своё опорное знание, чтобы быть уверенным в себе и дальше.

Это в идеале. На практике, каждому хочется знать, что он хороший. Для доказательства я создаю такие условия, где я выгляжу в лучшем свете. Вот это самое “почитать стихи своей бабушке”. Все так делают, но тем, у кого “кто я” является опорным знанием, это так просто с рук не сходит.

Теперь у меня есть положительный образ себя и я должен на него опереться, когда планирую своё будущее, когда вступаю в новые отношения, когда прошу прибавку к зарплате и т.д. Но я-то, на самом деле, не идеал и не могу опереться на ложный образ. У меня три выхода:

- Столкнуть свой образ с реальностью и посмотреть, какая его часть выживет (ой, да кто ж так делает?).

- Другой вариант. Укрепить образ. Эдакий путь Карлсона. “Я — умный, красивый, в меру упитанный мужчина, в полном расцвете сил”. гений, миллиардер, плейбой, филантроп Лучший пугатель, лучший художник, лучший укротитель, лучший механик по игрушечным паровозам. Это рискованный путь. Мне придётся тщательно выбирать, с кем общаться, что о себе рассказывать, умело сваливать свои прегрешения на окружающих и смываться ровно за 30 секунд до того, как я облажаюсь. Но если, вдруг, я забылся и пропустил удар, то мне будет больно, очень больно. Потому что разрушилось опорное знание, на котором стоит моя жизнь.

— Поверь мне, Карлсон, не в пирогах счастье…
— Ты что, с ума сошёл? А в чём же ещё?
— Собаку мне… не подарят…
— Кого? Собаку? А как же я?.. Малыш, ведь я же лучше? Лучше собаки? А?


И всё, Карлсон исчезает на год зализывать раны и ненавидеть своего бывшего обожателя. Лучший укротитель, лучший механик, лучший друг - и хуже собаки. Вот это удар. На самом деле, Карлсон издалека наблюдает за Малышом и возвращается именно тогда, когда Малыш вконец заскучал и "лучший из лучших" становится гарантированно не хуже пса.

- Третий вариант, самый распространённый - двойные стандарты. Свой светлый образ я приберегу для себя, но другим его не покажу. Мне - богатство личности, другим - маска. Это более интровертный и менее рискованный путь.

[Я был] весел, общителен, ненавидел одиночество, искал друзей. Но ни одному другу не выдавал я свои тайные мечты, не жаловался на тайные мучения. Так я и бегал, и дрался, и мирился, и играл, и читал с невидимым грузом за плечами. И никто не подозревал об этом.
Евгений Шварц

Есть кое-какие приёмы, которые позволят мне удержать маску:
Публичное самоуничижение. Я не хвалю себя сам, скрываю свои заслуги, описываю их иронично, самоуничижительно. Таким образом, никто не сможет меня унизить и разрушить мою самооценку, поскольку внешняя планка и так ниже некуда. Например, если американцы выставляют свои кубки и грамоты в гостиной, то англичане вешают их в туалете.
Культивирование “особенностей”. Я коллекционирую собственные странности, врождённые и приобретённые. Таким образом я могу выставить себя настолько особенным, маргинальным, что ко мне уже нельзя подходить с общей меркой. Меня нельзя оценивать так же, как и других, я всегда иду вне конкурса.
Скрытность. Я описываю себя размытыми формулировками, которые можно повернуть и так и эдак. Избегаю прямых вопросов. Когда кто-то присваивает мне качество, например: “а ты стойкий” - тут же привожу контр-пример. По возможности действую анонимно.

Боли тут меньше, но по сравнению с путём Карлсона есть один недостаток: похвала и положительные оценки не напитывают вообще или напитывают плохо. Потому что для принятия похвалы, нужно допустить внешнюю оценку вовнутрь, однако в приоткрытый шлюз хлынет и вся остальная правда. Поэтому похвала вызывает смешанные, противоречивые чувства.

Однажды я сидел за калиткой, на земле. Был ясный осенний день. Гимназистки, взрослые уже девушки, шли после уроков домой. Увидев меня, одна из них сказала: «Смотрите, какой хорошенький мальчик! Я бы его нарисовала». Я было обрадовался – и тотчас же вспомнил, что девушка говорит обо мне так ласково только потому, что не знает, какой я теперь неважный человек. И с грубостью, бессмысленной и удивлявшей меня самого, но все чаще и чаще просыпавшейся во мне в те дни, я крикнул вслед девушкам: «Дуры!»
Евгений Шварц

---

Вот такие, достаточно простые и невинные психзащиты, формируют петлю. Избегание негативной самооценки приводит к недостоверному пониманию, кто я такой. Ложь сталкивается с реальностью и подсознательная установка получить знание о себе направляет внимание на оценку своих слабостей, ведь именно там я себе и наврал. Но я не хочу думать о себе плохо, поэтому создаю новые защиты. От чего подсознание переходит в режим цербера настаивает на оценке ещё больше.

Когда петля прокрутилась много раз, вера в достоверность образа себя падает. Подсознательно, внешняя оценка со стороны становится гиперважной и перевешивает самооценку, хотя признать это становится всё труднее и труднее.

Прошлое, как ключ к пониманию “кто я” обрастает минами-ловушками. Стоит о чём-то подумать, что-то вспомнить, как прошлое тут же затягивает мыслительный процесс в тяжкую паутину стыда, неловкости, боли. Постепенно выучиваешься не трогать опасные места, обходить их стороной из-за чего прошлое покрывается тёмными пятнами, становится “как бы неважным” особенно главные, ключевые события жизни. Лишившись главного блюда, подсознание вгрызается в мелочи: пытается построить образ себя, буквально по событиям последних дней. От чего мнение о себе взлетает до небес и падает глубоко вниз по несколько раз на дню.

Хуже всего, что со временем процесс порождает столько слоёв защит, что уже практически не осознаётся. Просто, по каким-то причинам откуда-то изнутри постоянно прёт вина, боль, сомнения, негатив. И что с этим делать - непонятно.

---

Как эта петля разматывается, я расскажу в следующем посте. А дальше планы такие: петля “о страхе перед будущим”, петля “об одиночестве и чувстве изгнанности”, потом как пойдёт. Я в отпуске и рассчитываю, что смогу писать чаще.
Tags: Психо, Странные петли
Subscribe

Posts from This Journal “Странные петли” Tag

  • Петля 5. Воля и Дух (окончание)

    Окончание предыдущего поста про петлю воли и духа. Рассчитываю, что ждущим статью про "размотку" этот пост реально поможет. Краткое содержание…

  • Петля 5. Воля и Дух

    Продолжаю цикл о странных петлях сознания. Что за петли? Петля первая: "кто я?" + размотка Петля вторая: страх перед выбором + размотка Петля…

  • Воля и логика

    Сегодня кратко, сумбурно и по верхам. Что-то вроде вступительного слова перед двумя следующими постами про петли. Зарисовочка про два различных…

  • Вторая петля. Окончание.

    Что за петли? Петля первая: "кто я?" + размотка Петля вторая: страх перед выбором Для группы риска второй петли опорное знание в виде "что я…

  • Петля вторая. Страх перед выбором.

    Что за петли? Петля первая: “кто я?” + размотка Сняла умная Эльза кружку со стены, пошла в погреб, затем поставила перед собою кружку и…

  • Первая петля. Окончание.

    Окончание поста о первой петле. А именно - как размотать. Смотрите, вот что я пытаюсь сделать. Я составляю карту тех дурных петель, про которые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →