?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

  Иногда по субботам не бывает зарядки, а бывает труска одеял на внутреннем плацу. Одеяла при этом, конечно, никто не трусит. Просто, полторы сотни человек разбредаются по плацу и, зябко укутавшись в эти самые одеяла, ждут когда эта самая труска закончится. А иногда, правда очень редко, не бывает ни того ни другого.

Три курса, человек эдак пятьсот, стоят ровными рядами, занимая все свободное пространство между помойкой и стеной 3-го факультета. Выходит какой-то полковник, из факультетских чинов. Об осмотре не предупреждали, значит будет толкать речь. -Равняись! Повернули головы. -Смииирна! Подобрали животы. -Здраия желаю, тарищи курсанты! -Здра-бла-бла-бла-та-рищ полк-ник!

Всё, сейчас начнет говорить. Можно расслабиться. Главное - стоять прямо и ориентировать лицо вперед. Головной мозг для этого явно не нужен, и даже роль мозга спинного в сим действе весьма сомнительна.

Почти каждый из пятисот человек погружен в медитативно-сомнамбулическое состояние - на службе Отечеству организм привыкает к постоянной экономии ресурсов и при первой же возможности впадает в некое подобие "спящего режима" у компьютера - когда со стороны кажется будто бы он выключен, а на самом деле какие-то вялотекущие процессы внутри идут.

Помойка, серая стена - глазу зацепиться не за что. Зарядки не было. Завтрака не было. Стрессов, ввиду субботы не предвидится. Sleep mode ON.

Бла-бла-бла... Полковник даже не подозревает что его никто не слушает. Многолетняя профессиональная деформация давным давно вытеснила из его извилин воображение и способность к абстрактному мышлению. Человек его ранга в принципе ничего полезного сказать солдату не может. В этом даже нет его вины - просто так устроена военная система - всё что нам реально необходимо доведет непосредственный начальник. Остальное - лишь сотрясение воздуха перед полутысячной армией невыспавшихся зомби.

Из-за помойки взлетает грязно-серый баклан. Лениво махая крыльями он пролетает над строем и также медленно возвращается обратно. Ему явно не нравится сборище перед его помойкой. Но и улетать, оставив неизвестно кому свою кормовую базу он не хочет - так и летает туда-сюда, поглядывая на курсантов. А курсанты смотрят на него. Одними глазами. Не поворачивая головы. Но, смотрят - ибо больше ничего интересного не происходит.

Полковник, наверное, впал бы в бешенство, узнай с какой легкостью помоешный баклан вытеснил его светлую персону с главной роли субботнего мероприятия. Но, полковник, к своему счастью этого не знает. Пролетая над первой шеренгой птица вдруг притормаживает и из-под ее хвоста выпадает темный комочек. По форме он напоминает маленькую гантельку и, вращаясь в воздухе, гантелька приближается навстречу строю. Тысяча глаз устремлены на летающий объект - у тех кто стоит поближе в глазах появляется беспокойство - у тех кто подальше - азарт. Секунда... Две... Шлёп! Всего в полуметре от первой шеренги. Эти секунды никто не дышал и потому по стройным рядам проносится сдавленный, но заметный со стороны, вздох облегчения.

Полковник, почуяв как живо реагирует благодарная публика, с удвоенным энтузиазмом продолжает речь.

Comments

mozgosteb
Apr. 13th, 2016 04:28 pm (UTC)
Мне не повезло, я не успел познакомиться с Ричардом Бахом до академии. А после мне было уже трудновато адекватно воспринимать его самую знаковую книгу.