mozgosteb (mozgosteb) wrote,
mozgosteb
mozgosteb

Category:

Серое облако

Если бы я был героем сериала, то максимум был был одним из основных персонажей, не главным. Уж слишком небрежно прописан характер, будто сценарист до конца не определился, что он из этого персонажа собирается вылепить. Прямо как Питер из Fringe.

Однажды в детском саду нам дали большое серьезное задание, которое должно было показать, чего мы достигли за все наши годы. В числе прочих, было задание нарисовать человека. Мой человек (по составу органов) был анатомически правильным. У него было по пять пальцев на каждой руке, были ушные раковины, нос с ноздрями, а на его рубашке были пуговицы. Но в 4 года я еще не достаточно владел карандашом, чтобы рисовать ровные линии и соблюдать естественные пропорции, поэтому человек получился довольно корявым, а мне влепили минус. После сдачи работ, нам продемонстрировали в качестве эталона рисунок одной девочки. Рисунок был аккуратен, однако нос был изображен просто чёрточкой, кисти рук - “рукавичками” без пальцев, а тело простым овалом.

Детство и молодость – время роковое. Угаданное верно – определяет всю жизнь.
Евгений Шварц


Этот эпизод сформировал мое мнение о себе на долгие годы. Неосознанно, я ассоциировал себя с нарисованным человечком. Дурацким, неказистым и слишком сложным, чтобы быть понятым и принятым “как есть”. Можно сказать я, начал фазу “гадкого утёнка” на 8 лет раньше положенного.

Чтобы объяснить дальнейшее, немного окунёмся в теорию. Представьте себе, организацию, занимающуюся проектами. По классике менеджмента процессы в организации должны протекать примерно так:
1. Постановка целей
2. Работа
3. Оценка результата
Дальше корректировка цели и снова по кругу. И где-то сбоку еще находится пункт 4. - Инвестирование/поиск ресурсов.

Каждый человек, по сути, есть такая организация. И у него есть проект под названием “моя жизнь” со множеством подпроектов. Но если в коммерческой организации все описанные этапы выполняются либо последовательно, либо за них отвечают разные люди, то внутри человека всё происходит одновременно и отвечают за эти этапы разные стороны личности. Например, за постановку целей(1) отвечают эмоции, результат оценивает логика(3), а весь банкет за счёт физиологии(4). (Тот самый вариант, когда мозг отчитывает жопу за все найденные вчера приключения). Конечно, возможны разные сочетания.

Если представить, что в проект “моя жизнь” устроились на работу базовые потребности, то на место ревизора (3), того, кто оценивает успешность проекта, приняли господина, любящего вопрошать “кто ты?”. Или “кто я?”, потому что ревизор - часть меня. Кто я? Хороший я или плохой? Добрый/злой, успешный/лузер, уважаемый/презираемый. А сейчас? А вот после этого поступка? А для других я кто?

Тот человечек на рисунке - он кто? Снаружи - однозначно уродец. Его даже не сочли достаточно похожим на человека. И он - это я. С точки зрения ревизора - провал проекта “моя жизнь” или, по крайней мене, положение, близкое к банкротству. Мне было всего пять лет, но я нашел способ спасти проект. Я буду кем-то хорошим сам для себя. А вокруг меня пусть будет серое облачко. Оно скроет от посторонних глаз сомнительные стороны личности, а там, где я красив и замечателен будет иногда меня приоткрывать. Тот человечек внутри, по задумке, тоже был не плохой, он был правильным, просто слишком сложным. Не нужно было его таким показывать.

Я был как тайный агент на службе у самого себя. Никто меня по-настоящему не знал и не понимал. Меня не видели таким, какой я есть, но не видели и таким, каким я хотел казаться. Я не мог управлять серым облаком. Вместо того, чтобы скрыть ранимость и показать острый ум, оно обнажало то лень, то малодушие, а проблески таланта куда-то прятались оставаясь видимыми (кажущимися?) лишь мне самому. Но я совершенствовал свои навыки.

***

Я лежу на нижней койке, ногами к окну. Сверху свисает рука моего приятеля, сына сельской учительницы. Слева не то спит, не то слушает командир моего отделения. Мы обсуждаем, кто кем станет “когда вырастет”. Во взводе 25 человек. Этот пойдет в коммерцию. Этот точно останется в войсках. К пенсии дослужится до майора, выше не прыгнет. Этот - либо в менты, либо в бандиты. Офисный планктон. Инженер с паяльником. Запойный алкоголик. А что mozgosteb? Да хрен его знает. Мутный тип. Может быть академиком станет, а может бомжом на свалке. Кажется, серое облако вокруг меня достигло максимальной плотности.

Я ушёл из военной системы, отучился заново в гражданском ВУЗе, помаялся всякой ерундой. Шесть лет бизнес был моим основным источником дохода. То было забавное время. Я и сейчас не выгляжу на свои года, но тогда мне даже пиво без паспорта не продавали. Клиенты не воспринимали меня всерьез. В их глазах я был дерзким пареньком, который почему-то считает, что может общаться с ними на равных. Мне бы взбунтоваться, мне бы всем доказать, но серое облако начало проникать внутрь меня и я уже сам не до конца понимал, а может я и правда ещё не вырос до своих 30-ти, может я и в самом деле всего лишь дерзкий паренёк?

Я выработал стратегию. Возможно ошибочную, однако она худо-бедно работала. Я перестал обращать внимание на то, каким меня видят. Также, как математик Джон Неш перестал разговаривать со своими глюками. Он видел их в аудитории и на скамейке в парке, но больше не подходил и не здоровался. Я вел переговоры, обсуждал сметы, рассказывал о продукте и методично играл роль делового человека, зная, но не обращая внимание, что мои партнеры по сцене отвечают не теми репликами. Это сработало. Я не вырос из дерзкого паренька в делового партнера, но стал для них эдаким социальным артефактом, непонятным явлением, с которым, на всякий случай, нужно считаться.

Можно долго водить за нос других людей, но обмануть внутреннего ревизора так просто не выйдет. У него нет другого смысла жизни, кроме выставления оценок. Он не оставит свой пост. Если ты его не слушаешь - он начинает орать. “Хватит!” - кричит ревизор, - “Может ты и был странным уродцем снаружи, но теперь ты становишься таким и внутри!”.

Я так долго берег свою внутреннюю, скрытую личность от внешнего влияния и внешней оценки, что она не выросла, не сформировалась, застряла где-то одной ногой в пубертате, а другой в теории программирования.

В 10 лет я ездил на 2 месяца в спортивный лагерь. Там я впервые попал на дискотеку. Необычная движуха увлекла меня, я начал прыгать и махать руками как дикий бабуин. На следующий день и раз в месяц следующие несколько лет мне было невыносимо стыдно за то, кем я был и как себя вёл. Через годы воспоминание затерлось, но когда ревизор всерьез взялся за мою “внутреннюю” личность под серым облаком, одинокое стыдное воспоминание показалось цветочками. Мне было невыносимо стыдно КАЖДЫЙ день. За КАЖДУЮ мелочь. Ляпнул глупость в разговоре - получи. Забыл позвонить родителям - получи два раза. И прямо жесть как стыдно за не-мелочь, коих у каждого человека к середине жизни скапливается вагон и маленькая тележка.

С внутренним ревизором не нужно бороться. Он просто не хочет, чтобы ты провалил проект “моя жизнь”. Слушай его, и он станет тебе лучшим другом. Но я сопротивлялся до последнего, до погружения в пучину невротических страхов и дикой агрессии, обращенной на себя. Потом началась долгая, нудная работа. Я сидел над каждым воспоминанием до тех пор, пока ревизор не уставал раздавать оплеухи. Я думал, что будет больно, но было скорее скучно. Моим девизом стало два принципа: “От боли не беги” и “От стыда не беги”. Я слушал себя, я честно рассказывал другим о себе и о своих ошибках, я писал откровенные самотерапевтические посты. Буквально за год-два негативный заряд ушел. Мне стало снова комфортно наедине с собой.

Но не в общении людьми. Я подразогнал серое облачко и стал немного смелее, но все равно остался незрелой личностью и еще не научился взаимодействовать с людьми будучи самим собой. Острые углы характера, которые еще до совершеннолетия должна была сточить социализация, были много лет защищены облаком и остались такими же острыми, как у подростка. Ничего страшного, время их отшлифовало, но странный перекос во взрослении, когда не поймешь, “то мальчик, то муж” не ушел до сих пор.

Странное дело, я вроде бы больше не шифруюсь, не прячусь, достаточно открыт. Но, все равно, как был мутноватым, так и остался. Такое ощущение, что серое облако стало частью меня. Я сам не очень понимаю понимаю, кто же я такой, люди вокруг меня, тоже не очень понимают кто я такой. Потом удивляются.

Вот, когда хмуришься или улыбаешься, кожа на лице собирается в складки. Привыкнув к часто повторяемым эмоциям, лицо не спешит разглаживаться даже когда ты спокоен, а потом и вовсе перестает прятать привычные бороздки. Повторяющиеся мысли точно также протаптывают в голове тропинки, канавки и даже глубокие траншеи. Этот ландшафт имеет свойство сохранятся, даже когда ни о чём не думаешь. Он просто существует где-то внутри, как существует “я”, даже когда о не думаешь о себе. Мой ландшафт заволокло серой дымкой. Он скрыт в том числе и от меня самого.
Tags: Былое, Жизнь happens, Поток сознания, Психо, Социальная адаптация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments