?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О г-не капитане

Прогуливаясь ночью по палубе, первый помощник увидел широкую спину боцмана, сидящего на бочонке с пресной водой. Боцман смотрел на море и ковырялся в ухе.

- Доброй ночи, мистер Грейстоун

- Доброй ночи, господин первый помощник

- Мистер, Грейстоун...,- господин Фон Шульц слегка замялся и переступил с ноги на ногу, - позвольте задать Вам один вопрос?

- Валяйте, сэр

Боцман слез с бочки и стал набивать трубку

- Скажите мне, мистер Грэйстоун, есть ли какая-то конкретная причина, почему Вы и весь экипаж так панически боитесь господина капитана?

- Я, весь экипаж и Вы. Вы, сэр, - боцман приподнял густые брови

- Ну, святые угодники, мистер Грейстоун! - обиженно воскликнул первый помощник, - я очень наделся что Ваша тактичность позволит избежать мне этого унизительного дополнения!

- Тогда надо было было спрашивать у какого-нибудь матроса,- боцман почесал бороду,- Так позвольте уточнить. То есть Вы. Хотите узнать у Меня. Почему Вы боитесь господина капитана? Сэр.

- А вот этот унизительный вопрос я даже не возникал в моей голове. Мистер Грэйстоун, если у Вас осталась хоть капля такта, давайте забудем об этом разговоре раз и навсегда.

В глазах боцмана появился нездоровый блеск

- Нет, ну давайте разберемся, сэр...

- Грейстоун, прошу Вас, оставим! - на господина Фон Шульца было жалко смотреть, - не выставляйте меня еще большим кретином.

- Нет уж, позвольте, господин первый помощник! Не будье эгоистом. Все матросы, эти головорезы, эти морские волки, за которых Вы, между прочим, в ответе, ходят под себя при одной мысли что им нужно пройти в трюм мимо капитанской каюты когда господин капитан еще не спит. А Вам всё равно! Лишь бы, простите, не потерять лицо перед каким-то боцманом. Сэр. Нехорошо, сэр. Не-кра-си-во.

Боцман неодобрительно покачал головой как-бы говоря "ай-яй-яй!". А первый помощник с перекошенным от стыда лицом отвел глаза, как бы говоря "ну еб твою мать!", только в своих, приличествующих должности выражениях.

- Господин первый помощник! Давно ли Вы служите на судне?

- А вы будто не знаете, мистер Грейстоун. Без малого год.

- А с малым? - прищурился боцман, - Впрочем, неважно. Скажите, слышали ли вы когда-либо ужасающий, полный ярости крик недовольного капитана, от которого кровь стынет в жилах и морские гады на две мили вокруг всплывают кверху брюхом?

- Хвала Господу нашему, не довелось..., - лицо г-на Фон Шульца стремительно сгоняло краску и возвращало свой обычный бледный оттенок,- господин капитан никогда не повышал на меня голоса.

- А видели ли Вы, господин первый помощник, трупы тех несчастных что по глупости ли неосторожности нарушили прямой приказ господина капитана? Видели ли вы как он живьем раздирает виновников на части голыми руками?

- Нннникак нет...,- первый помощник побледнел до такой степени что его лицо освещало палубу не хуже луны, - приказы капитан передает через меня и посему случаев прямого неповиновения капитану не было. Пока...

- То есть, правильно ли я понял, сэр, что господин капитан ни разу не давал Вам понять на что он способен в гневе?

Боцман вытаращился на господина Фон Шульца так, что то невольно попятился.

- Вот! Вы, господин первый помощник, уже год мотаетесь с нами бок-о-бок и ни разу не познали гнев господина капитана. Вы совершенно не имеете никакого понятия до чего он может дойти. Это же страшно. Да о чем я говорю? Это жутко до усрачки! - боцман почесался пониже спины, - Уж Вы-то это и сами должны понимать, и без моих объяснений.

У г-на Фон Шульца нервно дернулась щека и он почувствовал что выдержать достойный офицера тон беседы будет трудновато, но всё же решился спросить

- Ну, а вы, Грейстоун, видели?

- Что видел?

- Ну... это?

- Что это?

- Ну, как господин капитан, того...

- Нет, не видел

Боцман затянулся трубкой и повернул голову к морю, всем своим видом показывая, что тема для беседы исчерпана. Первый помощник топтался на месте, кашлял, чесал бороду. Ему не очень хотелось уходить не расставив все точки над и.

- А команда, мистер Грейстоун? Кок, казначей, матросы, в конце концов, из старого состава?

- И они не видели. И предупреждая следующий вопрос - корабельный юнга, тот которому на днях стукнуло пятьдесят - тоже.

Боцман, в нарушение приличий и субординации продолжал курить стоя в пол-оборота к офицеру. Ему не нравились эти уточнения.

- То есть, мистер Грейстоун, никто из команды ни разу не видел господина капитана в гневе? - голос первого помощника начал крепнуть, - правильно я понимаю? Вот уже, -прикинул он в уме, - более тридцати пяти лет?

- Совершенно верно

- Тогда может быть они слышали это от тех кто знал господина капитана ранее?

- Не слышали!, - отрезал боцман

- ???

Боцман, собрав на лице самую серьезную мину на которую только был способен, вытаращил глаза на господина Фон Шульца. Так продолжалось до тех пор пока первый помощник не стушевался и не отступил еще на пол шага. Он почувствовал себя еще глупее чем в начале разговора, как если бы он был человеком, внезапно осознавшим что уже длительно время допускает ужасающий по своей неприличности моветон, но только еще тупее, потому что ему при этом всё-таки не хватило ума понять в чем же этот моветон состоит.

- Вы, господин первый помощник, под нашим парусом еще и года не ходили. А голосок-то Ваш, сэр, ой как дрожит когда с господином капитаном через дверь его каюты общаетесь. И вы понятия не имеете что от него ждать. Так чтож, гром и молния, Вы ждете от людей которые находятся в этой жуткой, вынимающей душу неизвестности десять, двадцать, тридцать лет! Можете не отвечать, сэр. Лучше идите к себе в каюту и постарайтесь поспать. Завтра заходим в порт.

***

Неуверенными, шаркающими шажками, первый помощник нащупывал путь к офицерской каюте. В голове его было пусто как никогда, шестеренки его рационального ума прокручивались в холостую, не силах родить даже простейшей мысли.

На опустевшей палубе, облокотившись на бочонок с пресной водой, стоял боцман. Он курил, ковырял ногтем в ухе и смотрел на звезды. И ему было хо-ро-шо.